Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Взлёты и падения культурного шока

Автор: Юлия Юлина

Впервые термин «культурный шок» использовал антрополог Калерво Оберг в 1954 году. Он описывал это явление как эмоциональный или физический дискомфорт, дезориентацию, вызванную попаданием в иную культурную среду. Оберг отмечал, что при вхождении в новую культуру человек испытывает ряд неприятных ощущений, и утверждал, что люди проходят через определенные ступени переживания, постепенно достигая удовлетворительного уровня адаптации. Я лично столкнулась с термином «культурный шок» в 1996 году, когда начала работать с программой здравоохранения Корпуса мира США в Туркменистане. Волонтёры приезжали в страну на два года, и мы, сотрудники, проводили с ними тренинг, готовя их к жизни в новой стране.

Существуют разные классификации этого довольно невесёлого процесса. Базовая схема культурной адаптации выглядит следующим образом.

  • «Медовый месяц». Самая приятная стадия, длящаяся, как правило, до нескольких месяцев, во время которой различия между старой и новой культурой воспринимаются восторженно. Всё кажется удивительным и приятным.

  • «Фаза отторжения». К сожалению, это фаза приходит на смену первой. Человек начинает раздражаться из-за порядков и особенностей новой страны, скучать по близким, ощущать нехватку языка.

  • «Кризис». Культурный шок достигает своего пика в стадии кризиса. Это состояние может привести к соматическим и психическим болезням. Часть мигрантов в течение этой фазы стремится вернуться на родину.

  • «Выздоровление». Оно наступает у тех, кому удалось благополучно пережить кризис. Появляется оптимистичный настрой и начинается успешное интегрирование в жизнь нового общества.

  • «Адаптация». Это заключительная стадия: человек осваивается, начинает работать и получать удовольствие от новой культуры.

Исходя из этой схемы, было предложено понятие кривой, которую «проходит» человек. Она похожа на английскую букву U. Однако существует ещё и скрытая часть айсберга – так называемый обратный культурный шок, который возможен при возвращении домой после долгого отсутствия. В 1963 г. супруги Галахори предложили модель W-образной кривой реадаптации, которая повторяет U-образную кривую. Кривую культурного шока часто сравнивают с «американскими горками» наших эмоций.

Помню, как на первом тренинге для волонтёров я была искреннее удивлена, узнав, что ощущение, которое я считала ностальгией, имеет научное название и что я сама испытала классический культурный шок, абсолютно не подозревая об этом. Мне вспомнились студенческие годы, когда я приехала учиться в 1-й Московский медицинский институт из уютной Средней Азии. Я прибыла в Москву в состоянии пьянящего восторга, поскольку с раннего детства мечтала учиться в столице, но оказалась совершенно не готова ко всем трудностям, навалившимся на меня, семнадцатилетнюю. Помню, как я металась между институтом и общежитием, вечно голодная, не понимающая, как найти дорогу, где купить еду и как её приготовить, как успеть выучить уроки и погладить медицинский халат. Во времена моего студенчества не было интернета, а телефон в общежитии был городской. Чтобы позвонить домой, приходилось идти на телефонную станцию. Родители отправляли мне посылки дополнительно к стипендии (до сих пор загадка, как я умудрялась хорошо учиться), писали письма. Обычно я захватывала письма на проходной, читала их в метро и плакала так сильно, что подходили люди и предлагали помощь... За годы учёбы произошло много грустных и смешных историй. Особенно вспоминается момент, когда однажды утром я опаздывала на занятия и мчалась из общежития в метро, вцепившись в кусочек торта, наивно надеясь успеть его доесть. Стояли январские морозы. Торт мгновенно замёрз, крем прилип к руке, красной и скрюченной от холода и боли. Я остановилась у мусорного бачка в надежде выбросить торт и надеть шерстяную варежку. Слёзы текли по моим щекам и тут же замерзали. Такой была моя первая московская зима. Помню, как серьёзно я планировала перевестись домой, однако потом постепенно всё наладилось – видимо, наступила та самая стадия адаптации.

С тех пор я много переезжала и работала в разных странах, и всегда период адаптации проходил по-разному. Во время обучения в магистратуре в США вышла замуж за американца, и мой муж переехал со мной в Москву. Перед поездкой я подробно рассказала ему про культурный шок, нарисовав U-образную кривую. Каждый вечер на мизерной кухоньке съёмной квартиры муж делился своими впечатлениями дня. Через неделю он спросил: «Я не понимаю, а где же медовый месяц?». И он был прав: в его отношениях с Россией медового месяца не оказалось. Выросший на юге, он приехал в Москву в морозном феврале, зная по-русски только «да» и «нет». Конечно, ему пришлось нелегко. Но через несколько лет он уже работал и нашёл друзей.

Люди по-разному переживают культурный шок, неодинаково осознают остроту воздействия. Это зависит от индивидуальных особенностей, степени сходства культур. Можно столь же по-разному относиться к концепции культурного шока: с юмором, с недоверием или с повышенным интересом, но, тем не менее, переезд в новую страну и последующая адаптация никогда не проходят незаметно. Преодоление кризиса свидетельствует о личностном росте, ломке стереотипов, появлении терпимости ко всему новому, для чего требуются огромные затраты физических и психологических ресурсов. И очевидно, что необходимо много времени и терпения, чтобы почувствовать себя в чужой стране почти как дома. Главный результат – это приобретение способности жить в нашем меняющемся мире, где все меньшее значение имеют границы между странами и все более важным становится общение между людьми.