Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Заколдованный круг

Автор: Людмила Баршай

Давно уже хотела написать об этом, но всё никак не могла решиться - слишком уж болезненная тема, неоднозначная и сложная. Лезть во взаимоотношения между родственниками - занятие вообще-то неблагодарное, но история, которую попытаюсь поведать объективно, - не просто частный случай. Мне кажется, что есть в ней нечто глобальное, нечто такое, с чем так или иначе сталкиваются все наши эмигранты. Впрочем, судите сами.

Помогать или не помогать нашим, оставшимся Там, родственникам, друзьям?

Какой абсурдный вопрос! Конечно помогать! Да мы все и помогаем. Посылаем, что можем. Раньше - преимущественно одежду, разные вещи, продукты. Теперь, когда всё это (были бы деньги) можно купить и там, переводим доллары через “Miст”, “Вестерн юнион” или другие, подобные службы, переправляем со знакомыми и т. п. Некоторые из нас считают, что вообще живут в Америке только для того, чтобы заработать и помочь своим: то ли квартиру купить, то ли оплатить обучение детей, то ли просто получше питаться. Как же можно не помогать, если там тяжело, подчас просто невыносимо? И если не мы, то кто? Казалось бы, всё настолько ясно и понятно, что и говорить тут не о чём. Но тем не менее, думаю, не так всё однозначно, не так все просто и очевидно. Впрочем, чтобы не быть голословной, сначала предлагаю рассмотреть один конкретный пример.

Милу я знаю сравнительно давно. Почти восемь лет жили наши семьи недалеко друг от друга. Как Мила с мужем оказались в Америке - не знаю. На что они рассчитывали в материальном отношении - мне совершенно непонятно. Оба 100- процентные гуманитарии (учителя русского языка). Поначалу они, как и многие вновь прибывшие, были растеряны и потеряны, но постепенно жизнь стала нормализовываться. К счастью, Вадим (муж Милы), неплохо знал английский и, немного акклиматизировавшись, смог, закончив соответствующие курсы, устроиться рабочим на фабрику, производящую изделия из дерева. Работа в три смены, помещение без кондиционеров, запахи лаков, разных красителей и т.п. Да и платили там не ахти как много, но на еду, оплату жилья и других счетов им хватало. Мила постоянную работу найти не могла, но всё время подрабатывала, да и с двумя их детьми тоже кто-то должен был заниматься. Жили они скромно, ни на какую роскошь и не претендовали. В первый раз в Москву (навестить родных и друзей) семья поехала через 4 года. Жили у Милиной мамы и сестры. Отношения были хорошие. О деньгах речь не заходила. Мила из Америки часто посылала своим посылки с вещами, по 50-100 долларов на дни рождения и праздники, и все, казалось бы, были вполне довольны. И всё-таки Вадим заметил, что в отношениях его жены с родственниками что-то не так. Уже после возвращения в Атланту Мила ему объяснила, что всё это из-за “poдственной” материальной помощи.

Сделаю небольшое отступление, чтобы процитировать одного из наших соотечественников, который совсем не одинок в своих взглядах и суждениях. “Не знаю, как для вас, но у меня после отправки всех этих посылок родственникам оставался какой-то неприятный осадок ,”- убедительно говорит Яков. Я имею в виду не подарки к праздникам - это вещь естественная и нормальная. А вот в посылках, которые многие мои знакомые (да я и сам не был исключением в этом вопросе) в огромных количествах слали своим родственникам, мне всегда виделись не только (а, может быть, и не столько) желание помочь, сколько проявление

определённого чувства превосходства. Раз думал так, почему же сам посылал посылки? А чем я лучше других? Наверное, рассуждал как все: с одной стороны, посмотрите, что мы вам прислали, у вас там, поди таких вещей и в помине нет. А с другой - вот, какие мы молодцы, что не забываем наших несчастных родственников, умирающих с голоду в России, Украине, Грузии,... из которой мы, благодаря нашему уму и прозорливости, сумели вовремя уехать. В последнее время, как уже говорилось, посылки заменили чисто денежные переводы, но суть осталась та же, превалирует самоутверждение. Возможно, кто-то и шлёт своим родственникам деньги, никому об этом не рассказывая, не знаю. У меня такое впечатление, что отовсюду только и слышно: “Вчера отправил в Россию 200 долларов. Моим надо кухню отремонтировать.” “Я половину зарплаты на Украину отсылаю, не знаю, как бы мои без меня там жили.” “Я здесь живу только, чтобы моим родственникам помогать. Убираю по два дома в день, работаю без выходных и отпуска».

Иногда жалуются: “С матерью вчера разговаривал, она просит брату 300 долларов прислать, а я в прошлом месяце посылал уже. Они, видимо, думают, у нас тут деньги на деревьях растут?” Рассказывают об этом, практичeски, все, а рассказывая, ждут в ответ, что их будут жалеть и одновременно хвалить за то, что они так жертвуют собой, так тяжело работают, а деньги все уходят на помощь родне. Я тоже когда-то именно так и реагировал, а потом надоело. В конце концов, все ведь взрослые люди. Kaждый получает удовольствие от чего-то своего, и если кому-то главное наслаждение доставляет мысль о том, что они всю свою жизнь посвятили своей родни, то почему, спрашивается, это заслуживает славословия по сравнению, скажем, с теми, кто всю свою зарплату тратит на какие-то другие нужды? Честно говоря, я даже думаю, что при всём кажущемся эгоизме, тот, кто тратится в основном на себя, своих близких, живущих рядом, даже симпатичнее, так как он, по крайней мере, не гордится этим.”

Возвращаясь к Миле, проясню ситуацию в её семье. Она эмигрировала со своим мужем и детьми. Её мать осталась в Москве с младшей дочерью, незамужней сестрой Милы. Как видно, зависть или другая внутренняя психологическая причина превратили молодую женщину, сестру Милы, в злую вымогательницу. Сначала Мила всё скрывала, а потом ей стало уже, наверное, так тяжело, что она поделилась своей печалью. Началось с претензий, что Мила посылает мало денег. Да, конечно, жизнь в Москве дорожала, но ведь Ира (Милина сестра) работала, а мама их получала пенсию, которую в столице, в отличие от других многострадальных регионов России, выплачивали довольно аккуратно. Претензии высказывались в резкой, вызывающей форме, и когда Мила пробовала оправдаться, её обвиняли в том, что она вообще отказывается помогать матери. Каждый раз, когда она звонила домой, первым делом ей сразу говорили (сестра или мать): “Пришли 1000 долларов или полторы тысячи.” Никаких “пожалуйста, спасибо” не было.Как не было объяснений, зачем нужны такие немалые деньги (не только по российским, но и по американским меркам). Письма из Москвы становились всё более и более требовательными. Посылать тысячи Мила не могла, но регулярно отправляла в Москву по 100-200 долларов в месяц. Муж её в этом полностью поддерживал. Хотя некототорые “мелочи” его очень смущали. Так, например, сестра в какой-то момент отказалась встречаться со знакомыми Милы и потребовала, чтобы всё переводилось через “Beстерн юнион” или “Мiст”. Своё требование она мотивировала тем, что привозящие ей посылки или деньги люди настаивают на встречах с ними в удобное для них время. В другой раз Ира попросила перевести деньги за полгода вперёд. Исходя из всех этих “деталей”, стало понятно, что родственники Милы просто издеваются над ней и никакая сумма денег их уже не удовлетворит. После каждого письма от родных или телефонного разговора с ними Мила по несколько дней ходила сама не своя. Муж посоветовал хотя бы на время вообще прекратить эту «гуманитарную помощь». Мила все же продолжала отправлять деньги. А потом тяжело заболел Вадим, вынужден был оставить работу. Пособие по инвалидности было ниже его зарплаты. Мила рассказала об этом родным. В ответ пришло холодное письмо со специальной припиской для Вадима: “Твоя болезнь причиняет нашей семье большой ущерб.”А когда Мила позвонила, чтобы поздравить маму с днём рождения, трубку взяла сестра и, даже не поздоровавшись, сказала: “Пришли полторы тысячи и не морочь нам голову - мы-то тут знаем, какие у вас в Америке зарплаты и пособия.” Слышала Мила и мамин голос, которая во всем вторила сестре.

Я, конечно, вовсе не хочу сказать, что все такие. Знаю немало людей, чьи родители остались в России, Украине,... и многие из них от денег просто отказываются, хотя все эти люди уже очень немолодые. Своим детям они постоянно говорят: “Haм ничего не надо. Мы знаем, как тяжело вы работаете, каким трудом вам эти доллары достаются. Лучше себе что-нибудь купите или поезжайте отдохнуть. У нас всё есть, да и что нам, старикам, надо”. Это, конечно, неправда: есть у них далеко не всё. Но в данном случае это даже ещё трогательнее, так как чувствуется совсем другое отношение.

Почему наши родственники (не все, конечно) считают себя вправе требовать от нас чуть ли не регулярного пособия? Не беру, естественно, те случаи, когда речь идёт о малых детях, которым просто обязаны помогать уехавшие от них в поисках лучшей доли родители, или о больных стариках, которые и впрямь не могут позаботиться о себе сами, и, действительно, нуждаются в дополнительных средствах - на лекарства, например. Но остальные-то почему считают, что здесь деньги достаются легко? Святое Писание прямо требует от человека заботы о родителях, что Мила все годы и делает. Но где сказано, что она должна содержать свою сестру? Не помогать, а именно содержать! Пoчему, собственно говоря, она должна отказываться от заботы о своих детях и больном муже ради того, чтобы взять сестру, молодую и здоровую женщину, на своё полное содержание? Конечно, нелегко Милиной маме и сестре, никто с этим не спорит. Но разве это даёт им основания требовать постоянного пособия от родного человека, которому и так тяжело в жизни?! Опыт показывает: пока человек сам не поживёт на Западе, он никогда не поймёт, как тут на самом деле приходится эмигрантам, как им достаётся каждый доллар. Даже приезжающие в гости не могут ни в чём разобраться и зачастую уезжают обиженными на то, что их принимали якобы не на том уровне, на который они рассчитывали. И пока мы сами не перестанем поддерживать в наших родных и близких иллюзию того, что у нас тут «денег куры не клюют», они будут постоянно жаловаться, что у них в это время, как отмечал ещё Владимир.Высоцкий, «на водку не хватает». Как же вырваться из этого заколдованного круга? И в помощи отказать нельзя, и выше головы всё равно не прыгнешь. Что делать? Может, кто подскажет?...